| День в истории


8 мая, исполняется 120 лет со дня назначения ЛЯПУНОВА МИХАИЛА НИКОЛАЕВИЧА военным губернатором Сахалина (1898) и начальником местных войск острова Сахалин высочайшим приказом императора Николая II. 

Военный прокурор Московского военного окружного суда генерал-майор М. Н. Ляпунов, считал весьма образованным, хорошо подготовленным чиновником и отличавшимся «строгим исполнением служебных обязанностей», энергичным характером и безупречностью в нравственном отношении.

Будучи губернатором, М. Н. Ляпунов часто выезжал с ревизиями в Корсаковский и Тымовский округа. Внешние обстоятельства лета 1903 г. были тревожные, но военный губернатор Сахалина сохранял спокойствие. Во-первых, потому, что военный министр в бытность свою на острове дал гарантию, что конфликта с Японией в ближайшее время не будет, а во-вторых, потому, что сам М. Н. Ляпунов считал остров, особенно в зимнее время, недоступным для неприятельских войск. Благодушному настроению способствовало и то, что в августе М. Н. Ляпунов был награжден японским императорским орденом Священного сокровища 1-й степени.

27 января 1904 г. началась русско-японская война, в ходе которой ценные в мирной жизни кабинетные качества Ляпунова – служебное рвение, полная зависимость от вышестоящего начальства – сыграли с ним злую шутку. Губернатор не только не организовал обороны острова, но и попал в плен. Бесспорно, сахалинская трагедия стала и личной трагедией военного губернатора острова М. Н. Ляпунова.

Можно предположить, что человек, чья карьера развивалась так блестяще, не раз пожалел потом, что дал согласие на занятие почетной должности, которая, в конце концов, привела его к позору и даже судебному преследованию, правда, без каких-либо последствий. В 1906 г., когда Ляпунов был отрешен от должности военного губернатора, ему было уже 58 лет.

Печальным был итог русско-японской войны для России, которая не только потерпела поражение от небольшой азиатской страны, но была вынуждена поступиться своими правами великой державы, уступив часть своей территории, чего не было со времен Петра. 


15 мая 1925 г. была закончена эвакуация японских войск из Северного Сахалина.

С 1920 по 1925 годы Северный Сахалин находился под японской оккупацией.

1924 году Япония хотела выкупить северную часть острова за 8 млн долларов, но руководство СССР отказалось от этого предложения.

15 мая 1925 г., в день вывода последних японских войск на территории Северного Сахалина, начал свою деятельность

Сахалинский ревком. Официально

началась работа первых советских учреждений: агентства НКИД, отдела ОГПУ, таможни, почтово-телеграфного агентства, Наркомата внешней торговли и флота.

21 апреля 1920 году на рейде Александровска встал японский крейсер «Мисима». С него на берег был высажен десант – 2000 человек. Небольшой отряд красноармейцев сбежал на материк. Японцам никто не оказал сопротивления.

Японские оккупанты пытались создать «Автономное Сахалинское государство». Однако их затея оказалась несостоятельной, и 3 июля японское правительство открыто заявило об оккупации Сахалина.

Провокационное нападение японских интервентов на советских партизан в марте 1920 года, «Николаевский инцидент", - конфликт между Японией и ДВР, в которую в это время административно входил Северный Сахалин» - события, якобы послужившие поводом для захвата Северного Сахалина. Японцы, нарушив договор с партизанами «О мире и дружбе» начали боевые действия против отрядов, в Николаевске. Партизанам удалось перехватить инициативу и разгромить японский гарнизон. Японские власти направили в тот район дополнительные силы. А партизаны, отступая, расстреляли военнопленных и подожгли город. И вот эти события якобы послужили поводом для захвата Северного Сахалина.

По приказу генерал-лейтенанта военно-административного управления японской экспедиционной армии Сахалинской области Козима на острове было ликвидировано российское законодательство, введены японские законы и установлена фактическая власть японских жандармов и чиновников.

Посёлки и улицы переименовали на японский лад, назначили своих старост. В школах стали преподавать японский язык как основной. Японские купцы и промышленники потеснили российских. Была прервана почтовая связь с материком. Для передвижения местного населения ввели пропуска. В тяжёлом положении оказались малые народности Сахалина. Японские купцы спаивали их и забирали за бесценок пушнину, оленей, рыбу. Целые стойбища вымирали от голода и болезней.

20 января 1925 года в Пекине была подписана «Конвенция об основных принципах взаимоотношений между СССР и Японией». Она свидетельствовала об окончании оккупации северной части Сахалина японскими войсками Более того, Япония официально подтвердила суверенное право СССР на северную часть острова и обязалась вывести войска до 15 мая 1925 года, развеяв надежды агрессивных кругов, стремящихся прибрать к рукам весь Сахалин.

По подсчётам специалистов, общий ущерб, нанесённый России за пять лет японской оккупации, составил 50 млн. золотых рублей.


20 мая 1925 г. эвакуация японских войск из северной части Сахалина была закончена.

С 1920 по 1925 годы Северный Сахалин находился под японской оккупацией.

20 января 1925 г. в Пекине после длительных переговоров была подписана конвенция "Об основных принципах взаимоотношений между СССР и Японией". Специальными протоколами конвенции определялось положение острова Сахалин. Япония обязалась к 15 мая 1925 г. вывести свои войска с территории Северного Сахалина, который на основании протокола «А» немедленно переходил под суверенитет СССР. Протоколом «Б» устанавливалось предоставление Японии концессий на эксплуатацию 50% площади восьми нефтяных месторождений на Северном Сахалине, выбранных японской стороной.

 

14 декабря 1925 года были подписаны концессионные договоры с Японией сроком на 45 лет (две из них по добыче угля, и одна — нефти). В качестве платы за концессию японцы обязаны были отчислять советскому правительству от 5 до 45% валового дохода месторождений (по факту 10-20%)

 

В 1930-е годы Япония добывала на Сахалине по 400—500 тысяч тонн угля ежегодно, нефти — по 120—200 тысяч тонн. 

Начиная с середины 1930-х советское правительство тяготилось присутствием японцев на Сахалине. В 1937 году оно предложило выкупить у японцев их концессию, но те отказались. Доходило до абсурда: даже во время боев на Халхин-Голе СССР исправно снабжал военно-морской флот Японии горючим, а промышленность Японии —прочим сырьем.

Пекинский договор обеспечил советскому государству продолжительную мирную передышку на Дальнем Востоке. Уже в первой половине мая 1925 г. эвакуация японских войск из северной части Сахалина была закончена.

В 1945 г. Советско-японская конвенция «Об основных принципах взаимоотношений» прекратила своё действие.


20 мая 1925 г. эвакуация японских войск из северной части Сахалина была закончена.

С 1920 по 1925 годы Северный Сахалин находился под японской оккупацией.

20 января 1925 г. в Пекине была подписана конвенция "Об основных принципах взаимоотношений между СССР и Японией". 

14 декабря 1925 года были подписаны концессионные договоры с Японией сроком на 45 лет (две по добыче угля, и одна- нефти). 

Японские концессии были на Северном Сахалине до 1944 года.

 

Оккупировав Северный Сахалин, Япония немедленно приступила к эксплуатации его природных ресурсов.

Были захвачены лучшие рудники. Они выбирали самые мощные пласты угля. Вырубали лучшие лесные участки. Без ограничения вылавливали ценные породы морской фауны. Причём большую часть добычи перерабатывали на тук и вывозили в Японию для удобрения полей.

За годы оккупации на Сахалине были полностью истреблены ценные пушные животные: соболь, выдра, лисица, резко сократилось поголовье белки. 

При невыясненных обстоятельствах были безвозвратно утрачены ценнейшие коллекции Сахалинского краеведческого музея по культуре аборигенов, палеонтологические образцы и другие экспонаты. Вполне вероятно, часть из них была вывезена в Японию.

За 1920-1925 год по японским сведениям, добыто и вывезено: угля - 239 тыс. тонн,

леса - 30 тыс. куб. м., нефти - 22 тыс. тонн. (Материалы Токийского и Хабаровского процессов. М., Юридическая литература, 1985, стр. 16,17).

По подсчётам специалистов, общий ущерб, нанесённый России за пять лет японской оккупации, составил 50 млн. золотых рублей.