落帆 | Очихо | Лесное


Памятник ездовым с Сахалина в посёлке Лесном
В журнале уже писалось об этом памятнике. Но наткнувшись на свежую статью всё же хочу привести некоторые выдержки из неё, дополняющие прежде сказанное

24.07.2010 В ПАМЯТЬ О ЛЮДЯХ И СОБАКАХ

 

В окрестности села Лесное каждые выходные приезжает на отдых масса народа, и, наверняка, несведущие люди очень удивились бы, заметив на неприметном взгорке странную группу, состоящую из русских и японцев, удивились бы обилию цветов в их руках и еще больше – объективам фотокамер и телевизионной аппаратуры, направленных на что-то, находящееся в траве за черной оградой. Возможно, подошли бы и смогли узнать об уникальном факте из истории родного края. Но 21 июля было обычным будничным днем, и некому было интересоваться происходящим.
А между тем на этом ничем не примечательном, если не присмотреться внимательней, взгорке происходило значимое действо – церемония, посвященная столетию со дня отправления в Антарктиду экспедиции лейтенанта японских императорских войск Сирасэ Нобу, церемония памяти об удивительных отважных людях и их четвероногих друзьях и спасителях – сахалинских лайках. Памяти о людях и собаках, сто лет назад отправившихся покорять южный ледовый материк. А еще эта была церемония дружбы между народами.
При чем же здесь наше сахалинское село Лесное? Именно здесь в 1910 году отважный лейтенант Сирасэ нашел незаменимых помощников в своем опасном предприятии – лаек уникальной сахалинской породы, выносливых собак, которые для проживавших здесь айнов были настоящими членами семьи, а для членов японской экспедиции стали настоящими спасителями во льдах Антарктиды. В Лесном, тогда носившем японское название Очихо, Сирасэ Нобу нашел и друзей-единомышленников – айнов Ямабэ Ясуноскэ и Хинамори Синкичи, ставших на ледовых просторах незаменимыми членами команды.
..................................
Услышав впервые эту историю, я сразу вспомнила роман Каверина «Два капитана» и девиз его героя – «Бороться, искать, найти и не сдаваться!». Этот девиз можно отнести и к отважному Сирасэ Нобу. Подумайте только: будучи лейтенантом сухопутных войск Японии, страны, на протяжении веков бывшей «закрытой» не только для иностранных путешественников, но и для соотечественников, не помышлявших о дальних странах, неопытных в мореплавании, Сирасэ настоял на организации морской экспедиции. Он вложил в свою идею все, что мог – не только силы, но и личные средства, продал свой дом, занимал деньги, чтобы потом, по возвращению, на протяжении почти двадцати лет расплачиваться с долгами. Но разве это такая уж непосильная плата за осуществление мечты? Не хлебом единым жив человек…
Небольшое судно «Кайнан Мару», на котором вряд ли рискнули отправляться в пояс льдов опытные мореплаватели, вышло из Японии осенью 1910 года, на его борту находились 60 лаек, ставших членами команды. И только благодаря этим сильным и выносливым животным людям удалось преодолеть путь по шельфовому леднику Росса, высадиться на Земле Эдуарда Седьмого и подняться на одну из вершин горной цепи Александры, только благодаря им японская экспедиция в феврале 1912 года вернулась на родину. Конечно, не в полном составе, многие погибли во льдах, в Очихо-Лесное вернулся только один из айнов и только одна лайка. Большинство собак умерло еще в море, не выдержав сильных штормов  На ледяной берег с судна сошли только 26 лаек, которым и пришлось тянуть перегруженные, рассчитанные на большее число животных, нарты со снаряжением и людьми, а потом отогревать своими телами замерзающих…
А потом произошла трагедия. Из-за погодных условий экспедиция затянулась, было утрачено многое из снаряжения, еды не хватало даже людям… Судьба распорядилась так, что японцы не смогли добраться до ледяной вершины материка, от чего предпринятая экспедиция, конечно, не утрачивает своего значения для японской истории. Но когда пришла пора возвращаться, лейтенант Сирасэ принял трудное решение оставить большинство лаек в Антарктиде. Оставить своих друзей, своих спасителей… Для айнов это стало настоящей трагедией, они почитали лаек, как своих родных людей. Да и сам Сирасэ испытывал муки совести и всю оставшуюся жизнь молился в храмах за души животных, погибших ради спасения людей! Только шесть лаек отправились в обратный путь и только одна собака по кличке Бучи и один айну-каюр вернулись в Очихо…
......................................
Но еще во времена японского владычества на Южном Сахалине в Очихо был установлен небольшой памятник, представлявший собой изваяние пса. После освобождения острова этот памятник был уничтожен – к сожалению, победители бездумно избавлялись в те годы от «японского наследия»… Но летом 2000 года представители одной из общественных организаций Японии, жители Коноура, большие любители лаек, поставили в Лесном в память о тех давних событиях небольшой памятник – деревянную стелу из монгольского дуба с иероглифической надписью. Но… не прошло и месяца, как он был разбит вандалами. Японцы предприняли еще одну попытку увековечить память об отважных людях и собаках вновь, установив памятник, облицованный гранитной плиткой по металлическому каркасу… И снова вандалы постарались, явно поорудовав кувалдой! Можно сгореть от стыда за земляков, так варварски относящихся к культурному наследию сегодняшних побратимов и партнеров! Но японцы – очень терпеливый народ: в июле 2004 года памятник был вновь установлен, теперь уже в виде металлической таблички, обнесенной чугунной оградой. Теперь на нем можно прочесть надписи на русском и японском языках – может быть, знание о том, что именно он символизирует собой, остановит отдыхающих в Лесном граждан, склонных к проявлению вандализма? .., к счастью, среди местных есть человек, на протяжении ряда лет ухаживавший за стелой, потом за гранитным обелиском, а теперь за памятным знаком.
Виктор Яковлевич Ильиченко был когда-то городским жителем, работал старшим механиком на судах Сахалинского морского пароходства, но переехал из неблагоприятной в экологическом отношении городской среды на природу, в чистое до последнего времени Лесное – к тихой речке, душистым полянам, кристальному снегу. Построил дом, завел небольшое хозяйство. Как-то приехали в село японцы, искали место, где прежде стоял памятник, и супруга Виктора Яковлевича, Валентина Сергеевна, от полноты русской души пригласила их в дом, напоила парным молоком. И молочко, и люди эти замечательные японцам очень понравились, возникла дружба, завязалась переписка, японцы не только рассказали супругам Ильиченко историю экспедиции Сирасэ Нобу, но и прислали альбом с фотографией токийского памятника лайкам и отважным айнам-каюрам. А когда в Лесном был установлен памятник, Виктор Яковлевич стал ухаживать за ним – косил траву вокруг, разгребал от снега, в общем, не давал зарасти памяти и рассказывал сельчанам, то, что узнал сам. Не сказать, как расстроился, когда нашел поваленную разбитую стелу, отнес ее домой и хранит по сей день. А когда хулиганы повредили второй памятник из гранита, позвонил в Корсаковский историко-краеведческий музей, сотрудники которого забрали обелиск. Наверное, его можно было отремонтировать, но не представлялось возможным восстановить иероглифы, так и стоит он в запасниках музея. А Виктор Яковлевич вспоминает свою поездку в Токио, где он видел, как трепетно японцы относятся к истории – на ухоженной могиле советского разведчика Рихарда Зорге всегда лежат свежие цветы… Ильиченко же хранит историю в Лесном, а еще чистит речку и окрестности от «подарков», оставленных отдыхающими и сетует на наш российский «мусорный» менталитет… Поклониться хочется этому человеку в знак уважения!
И еще Виктор Яковлевич мечтает, что когда-нибудь в Лесном появится не просто памятный знак, а настоящая скульптура с изображением хотя бы одной лайки, мечтают об этом и организаторы нынешней церемонии памяти – члены корпорации NPO Enupokku и ее президент Сасаки Кюуя, заинтересованность в этом выразили и участники церемонии, среди которых были представитель МИД России на Сахалине, помощник губернатора по экономическим вопросам и другие официальные лица. Присутствовала и наш мэр Лада Мудрова, выразившая в своей речи надежду на то, что церемония возложения цветов к памятнику экспедиции лейтенанта Сирасэ Нобу – людям и собакам – станет доброй традицией и позволит сахалинцам и жителям Японии ближе познакомиться с историей наших стран и укрепить добрососедские отношения. Память о знаменательных событиях, будь то события российской истории или японской, должна сохраниться для будущих поколений!
…К украшенной в этот день флажками и вымпелами памятной табличке легли букеты цветов, а люди замерли в минуте молчания перед величием отваги тех, для кого во все времена девизом были замечательные слова «Бороться, искать, найти и не сдаваться!». И каждый из участников церемонии, наверняка, думал и о живших когда-то здесь айнах, и о собаках, друзьях и помощниках людей, часто сознательно приносимых в жертву во имя свершения великих дел… Лейтенант Сирасэ помнил о них всю свою жизнь.
Ольга Князева
Фото автора

 

На пластине выгравировано:
«В 1910 году два сахалинских айну <…> Ямабэ Ясуноскэ и <…> Ханамори Синкичи с собаками стартовали отсюда на Южный полюс. Этот памятник установлен в память об этом событии и в знак русско-японской дружбы. 7 июля 2004 года»
Предназначение схемы на табличке - неизвестно.. (
автор фото http://photos.sakhalin.name/?photo=177627)